нашлёпка игра

2017-09-24 06:55




Кто из вас в своей жизни хоть раз пилил опилки? Конечно, никто не может пилить опилки. Они уже напилены. То же самое с прошлым. Когда вы начинаете беспокоиться о вещах, которые уже прошли, вы занимаетесь тем, что пилите опилки.


Микропрофессор






ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Жил да был на белом свете Знаменитый чародей. В тесноте лесной избушки укрываясь от людей. Если с просьбой приходили - Он всегда помочь умел. Но никто в его избушке Дольше часа не сидел. Долго-коротко ли время, Жизнь у мага так скучна! И решил кудесник старый, Что нужна ему жена. Он раскрыл свои тетради И пудовые тома, Неспеша перебирая Черты лиц и имена. И, придя к решенью утром, Чародей у тайных сил, Чтоб жена была красивой В заклинаньи попросил, Умной, доброй и послушной, Чтобы скромною была, Чтоб она не ревновала, Не сердилась, не ждала. Окружала чтоб заботой Колдуна и дом его, По работе помогала Не просила ничего. Не кокетничала чтобы, Не трещала как сорока… Вняли демоны молитве, И жена явилась к сроку! Не лукавила, не злилась, Не сказала слова против. Мужа преданно любила, Окружив своей заботой. Губ не красила помадой, Со всегда спокойным взглядом, Целый день с утра до ночи Находилась с мужем рядом. Каждый взгляд его ловила, Все сама вперед решала, Не давала пальцем двинуть, Сделать шага не давала! Пролетело две недели, И докончилась вторая. Вышел из дому волшебник И повесился в сарае.


Навеяно неким обсуждением химических вопросов в одном уважаемом блоге.... Будучи студентами, я и мои друзья - односабашники - однокурсники и разнокурсники иногда грешили радикальными способами разрешения надоедливых проблем, кои время от времени навещали нас, в том числе в виде двух "круто упакованных" студенток из соседнего факультета, вдруг решивших, что лицезрение их на кухне нашего блока в виде сидящих на кухонных столах и курящих дорогущие сигареты (а по тем временам Marlboro произносилось с придыханием, словно пароль в круг избранных и посвящённых) двух девичьих тел доставит нам непередаваемое удовольствие. Ну, и эта программа ими продвигалась в жизнь упорно и неукоснительно, а на замечание типа «Девочки, здесь не курят» или «Мы на столах продукты кладём, а вы тут сидите» ими, увы, не воспринимались. Но особенно нас доставало то, что после себя они оставляли жестяные крышки от венгерских стеклянных банок с консервами типа «Лечо», полные окурков, жирно выпачканных на фильтре губной помадой: ну ниже достоинства было выкинуть крышку в мусорное ведро. Итого: стояла проблема, а решения её не было. И вот однажды в чью-то светлую голову пришла идея, которую, идею, эта же светлая голова и реализовала немедля. Для понимания ситуации надо заметить, что девицы–красавицы появлялись на кухне столь пунктуально, что по ним можно было часы сверять – а это было время приготовления ужина, поэтому на кухне всегда толклось довольно большое количество народа, в том числе и я, старый чёрствый блин, а тогда ещё свежевыпеченный. Так вот, светлая голова предварительно кое–что смешала из аптечки в гранёном стакане, потом осадок был профильтрован через школьную промокашку, завёрнут плоским фунтиком и положен после просушки на батарее аккуратно под клеёнку на то самое место, где с разбегу усаживалась одна из двух чудных дев. Вот наступило время спектакля. Весело пересвистываясь, две птички впорхнули на кухню с зажженными сигаретами в пальчиках и со всего разбегу прыгнули на стол. И грянул взрыв, ну, так скажем, взрывчик, но по силе звука – взрывище! Когда рассеялся бурый дым, пред честной химико-биологической публикой явилось зрелище – две мокрые (в прямом смысле слова) курицы, и у одной из них на седалищном месте в виде кружка с неровными краями отсутствовали не только джинсы, но и именуемые нижним бельём девичьи трусики, и сияли, разделённые нежной бороздою, две ягодицы, но тоже бурого цвета…. Народ ржал так, что из соседней секции, отделённой от нас двумя умывальниками, прибежали любопытные – что опять учудили эти химбиловцы? А девы, девы медленно-медленно вышли из кухни и больше мы их в данной области пространства не наблюдали. Когда же комсомольско–профсоюзно–студкомовские органы попытались провести следствие (ведь джинсы денег стоят), все лекарства оказались на месте, и даже в избытках… А кто после этого хотел посидеть на столе, предварительно поднимали клеёнку и внимательно осматривали место посадки пятой точки, и уже после этого садились на стол.